Истории

День отличника в Преображенской больнице

Текст Алисы Кузнецовой

6 июня 2023

В фондах Музея Преображенской больницы сохранились документы о подготовке и проведении в 1936 году так называемого "Дня отличника". В этом тексте мы рассказываем, что это был за день, а также как и зачем сотрудники Преображенской больницы уплотняли минуты и боролись с провалами во времени.

В августе 1935 года шахтёр Алексей Стаханов многократно превысил норму выработки угля и стал образцом для подражания миллионов трудящихся по всему СССР. Статус стахановца означал престиж и привилегированное положение рабочего. Но границы стахановского движения очень быстро размылись, и ни сами трудящиеся, ни власть не понимали, кого считать настоящим стахановцем, на сколько и как нужно превысить норму производства, чтобы получить этот статус [1]. Такими вопросами задавались и в Преображенской больнице. На собрании в начале 1936 года один из сотрудников заявил: «Нам тоже хочется быть стахановцами».

Группа людей с портретом Алексея Стаханова, основоположника стахановского движения | Лангман Е. М, 1930-е гг.

Существовали и другие способы стать выдающимся трудящимся, помимо участия в «стахановском движении», что бы оно ни значило. Ещё с начала 1930-х в СССР пытались перепридумать рабочие графики: вводили, например, пятидневку-«непрерывку», то есть рабочую неделю без традиционных выходных. Дни в такой неделе обозначались цветами. С конца 1920-х годов вместе с пятилетками в организацию рабочего времени внедряются и другие понятия: месячник, декадник или просто день ударника или отличника. Определение статуса ударника и отличника тоже было размытым, но обычно означало работника, превысившего нормы производства. Выбирая способ «борьбы за наиболее эффективные формы труда» и пытаясь влиться в стахановское движение, в Преображенской больнице остановились на организации Дня отличника.

Образец отличной работы


В случае с больницей результаты «производства» измерить не так-то просто, а то и невозможно, поэтому сотрудникам необходимо было сформулировать критерии качества и эффективности труда. Председатель месткома (местного комитета профсоюзной организации) больницы Гельфондт дал такое определение Дню отличника: «Это наш образец работы, который должен показать отличную работу, на что мы можем равняться, и каждый из завед[ующих] отделениями должен выбрать лучших из лучших для работы в этот день». 

 

День отличника, запланированный на середину февраля 1936 года, должен был перерасти в декадник, декадник – в месячник, а месячник – «закрепиться навсегда». Иными словами, под днём отличника в больнице понимали не особый (отличный) временный режим работы для достижения необходимым результатов, а тот уровень работы, который сотрудникам хотелось сделать нормальным, обычным.  Стахановское движение стало для больницы поводом сформулировать критерии хорошей работы и воплотить их в жизнь.

 

На протяжении ноября-февраля сотрудники больницы тщательно готовились к знаковому дню, а затем несколько месяцев вспоминали его и обсуждали итоги. Для оценки качества работы в День отличника собрали специальную комиссию. На каждом собрании по подготовке обсуждали, что нужно сделать к тому самому дню: уточнить расписание, что-то подремонтировать, что-то заменить. Больница должна была встретить день отличника в лучшем виде.

Условия, в которых мы работаем

В самом начале подготовки главный врач Джагаров постановил обратить внимание на «организацию сил, организацию рабочего места, организацию средств и труда». Всё это должно помочь рационально организовать рабочую силу. Заместитель Джагарова Зайцев намекал на то, что в больнице существовало много хозяйственных проблем, но он намекал и на то, что решить их не получится даже стахановскими методами: «..повысить работу нужно в тех условиях, в которых мы работаем».

«Во всех без исключения больницах (за исключением больницы им. Соловьева) имеется недопустимая перегрузка», – сообщалось в докладе о состоянии московских больниц в 1937-1938 годах [2]. Такая ситуация была характерная для советских психиатрических больниц на протяжении десятилетий.

Страница из альбома "История Преображенской больницы" | Фонд Музея Преображенской больницы

Образцовой работе мешало не только переполнение больницы. На собраниях по подготовке ко дню отличника сотрудники жаловались на отсутствие самых необходимых вещей. Няня Гагулина заявила, что в отделении, где она работала, был всего один умывальник на 60 человек. «1936 г. – это год культуры, мы хотим жить культурно, – добавляла она, – А у нас большой недостаток в халатах и они так плохи, что не знаешь, как одеть, чтобы иметь приличный вид». Похожие жалобы были у отличницы 1-го мужского отделения санитарки Крюковой: «Если больные чисты, то и мы должны быть чисты, упрекну администрацию и местком за то, что мы не имеем мыла для стирки халатов. С нас спрашивают чистоту в отделении, но ведь у нас нет тряпок для уборки. Вот что мешает нам в работе».


Руководство больницы осознавало эти проблемы, но справиться с ними не позволяли ограниченные ресурсы. На помощь сотрудникам должен прийти единственный ещё доступный для оптимизации ресурс – время.

Внутри больницы, 1930-е гг. | Фонд Музея Преображенской больницы

Уплотненные минуты


Доктор Васильева получила статус отличницы труда ещё до того, как в больнице решили устроить образцовый день, поэтому к ней особенно прислушивались во время подготовки. «У нас в отделении стоит вопрос, как подняться на такую высоту, чтобы быть Стахановцем, – рассуждала Васильева, – Четко ввели распорядок дня, каждый врач знает, что он будет делать в отделении в определенный час, стремимся, чтобы ни одна минута не пропадала даром, а персонал приближен к койке больного». По словам отличницы, с приходом стахановского движения в больнице стремятся работать так, чтобы «каждая единица не имела бы ни одной минуты не уплотненной». 

 

Заместитель главного врача А. М. Зайцев тоже считал, что улучшить работу больницы поможет изменение отношений со временем: «Одним из моментов, определяющих создающих качество работы, является введение графика ее. <…> совершенно ясно, что, на основании имеющегося опыта, вполне возможно уточнить то время, которое необходимо употреблять на те или другие моменты работы, на слагаемые, дающие всю сумму. Точное определение времени, употребляемые на те или другие виды работы несомненно вносит порядок в работу, устраняет разбросанность в  работе, создает ее стройность, избавляет от вредящей работе в целом суетливости, т.е. от всех тех моментов, которые в конечном итоге могут только вредить работе, создавать в ней пустые места и провалы, что, конечно, понизит и ее качество».

 

По итогам первого дня отличника в больнице составили краткие сводки достижений и недостатков по всем отделениям. «Работа протекает спокойно, четко и без суеты, режим соблюдается», «Точное соблюдение графика. Работа протекала спокойно, без суеты», «Работа протекает спокойно, строго по графику. Отсутствие всякой суеты», «Повсюду отмечено: отсутствие суеты, бесцельной траты времени, проведение всех отдельных моментов работы по графику в стройной логической последовательности...» – за этими и другими похожими отчётными фразами скрываются хаос и отсутствие спокойствия, которые сопровождали повседневную жизнь сотрудников и от которых они были так рады избавиться хотя бы на один день.

 

Сотрудники знали, что им ещё есть к чему стремиться. Некоторые отчёты сохранили яркие подробности повседневности больницы. Например, в 1-ом мужском отделении заметили такую картину: «Больной на кровати ужинает, под мышкой термометр, курит в палате, няня не останавливает». В некоторых отчётах недостатки разделяли на рубрики – уход, ведение историй болезней, санитарное состояние, хозяйственное обеспечение. Внимательная комиссия обращала внимание на небрежные дневники состояния больных, разбросанные вещи, а в одном из отделений недостатком санитарного состояния стал «бюст Ленина в тёмном углу» – очевидно, Владимиру Ильичу полагалось более почётное место, а такой важный день требовал внимательности ко всем деталям. Но чаще всего вновь упоминается график: его отсутствие или нечёткость зафиксировали в нескольких отделениях и мастерских. Управление временем стало способом наладить работу больницы – и можно сказать, что сотрудники остались довольны результатом.

[1] Siegelbaum L. Н. Stakhanovism and the Politics of Productivity. P. 150-155.
[2] ГАРФ. Ф. А482. Оп. 32. Д. 23. Доклады с мест о постановке и состоянии медицинской работы в психиатрических больницах за 1937-1938 гг. Том II. Л. 10.

Читать дальше: